Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

зеленое сердце

про хаос

Чувствую себя археологом.

Кое-что нужно было найти в своем электронном архиве, поиск по файлам не сработал, ну я и пошла искать, начала рыться, да и застряла на час.
.
Электронный архив - это у меня дропбокс-терабайтник, заполненный на 40%.
Там в целом порядок.
Порядок выглядит примерно так: всё по папочкам, всё по темам, всё нормально синхронизируется.

Collapse )

лицо

День защиты внутреннего ребенка

Кое-кто из моих коллег шутит, что 1 июня - это День защиты внутреннего ребенка.

Конечно, в каждой шутке есть отклик на что-то важное.
"Внутренний ребенок" - это невероятно важная часть личности. Это - та самая часть нас, которая может придумывать и фантазировать, которая переживает восторг и предвкушение, всерьез верит в чудеса и которая громче всех смеется.

И да - эту часть нас самих иногда нужно защищать.

Collapse )

Новый год - лицо

Предновогодний марафон. Письмо... хм... Да, письмо Деду Морозу.

Друзья, мы, конечно, серьёзные люди.
И, как у всяких серьезных людей, у нас много важных дел и планов.
Новый год уже практически на пороге, и многие из нас в спешке доделывают и то, и сё, и пятое-десятое.
Вряд ли кто-то, кто будет встречать Новый Год с семьёй дома, забудет про угощение. А тот, кто пойдёт в гости, скорее всего не забудет выбрать и красиво упаковать подарок.
Но кое-что мы часто забываем.
Мы про себя нередко забываем, пока организуем детям, семье и кому-то ещё праздник. А ведь у Нового Года есть и волшебная сторона. И каждый человек может надеяться на чудо, а не только дети.

В общем, я предлагаю ничего не бояться и написать-таки письмо Деду Морозу.

Collapse )



лицо

Про беззащитность и доверие к мучителям.

Страшноватая, но отрезвляющая и полезная заметка психолога Людмилы Петрановской о семейном насилии. И о Тургеневе. И о том, почему "Му-му" - вовсе не детская книжка.

Оригинал взят у ludmilapsyholog в Зачем Герасим утопил Муму
В ленте обсуждают.
Не зачем утопил, а зачем эта жуткая и малопонятная история детям  в пятом классе. Даже еще до того, как они про крепостничество узнали.
Почему оно прочно в школьной программме с советских времен  - понятно, обличение "жизни при царе" во весь рост. Почему так рано - думаю, очень просто, потому что про собачку. Детям будет жалко собачку и они невзлюбят крепостничество. И вообще, про собачек - это детям.

Я в свое время уже на эти грабли наступала. Моя дочь во втором классе как-то утром вдруг вспомнила, что рассказ заданный не прочла. Ну, это для нее типично, ничего страшного, читала она уже быстро, говорю:  пока я тебя буду заплетать, прочтешь.
А рассказ оказался "Лев и собачка". Доброго к детям ненасильственного графа Толстого. Ну, вы помните. Там не ту, неправильную собачку лев разорвал, потому что любил правильную. Через пять минут я имела полузаплетенного и безутешно рыдающего ребенка, совершенно непригодного к получению образования. Помянула незлым тихим словом и графа, и программу, и учительницу, и себя, что не посмотрела сразу, что она там читает.

А вы говорите - пятый классс. К нему у детей уже защитная смазка образуется, обильно выделяемая при столкновении с великой русской литературой. В виде хохмочек, шуточек и прочего обесценивания. Поскольку история про Муму - на самом деле очень страшная, то и фольклора защитного про нее особенно много.
Да что там дети - редкий взрослый захотел бы на досуге это перечитать.
И выносит от этого рассказа вовсе не потому, что про собачку. И даже не потому, что про крепостничество.

Давайте я попробую объяснить, как мне видится.

Collapse )
Хорошо, когда удается осмыслить свой опыт в образах, выговориться, разыграть по ролям внутреннюю драму своей души. Тогда можно уйти, пусть с потерями и ранами, но все же освободиться. И прожить свою, непростую, не очень счастливую, но свою жизнь, со своими  чувствами и своими выборами.

Возвращаясь к детям и чтению  - "1984" мы дали ребенку читать в 14.
А "Муму" и в 14 рано, потому что семейные ужасы страшнее ужасов режима.
зеленое сердце

...Как ирландец - мимо паба :)

На недавнем тренинге по визуальным методам работы с информацией было весело.

Сначала одна из участниц вспомнила самый короткий детский анекдот: "Буратино утонул".

Потом другой человек поделился искроментным: "Шел ирландец мимо паба в день святого Патрика".

Следом вспомнили еще одну прекрасную шутку: "Я знаю одну класную историю про прокрастинацию, я вам ее потом расскажу".

Отсмеялись.

Но "хит сезона" был в самом конце вечера, и родился он совершенно спонтанно:
"Тренинг по расстановке приоритетов ? Но я не знаю, нужно ли мне это..."

И тут уж мы хохотали от души, а сказавший эту фразу - громче всех :)

любовь к буквам

Апдайк. 14. Телесность и любовь.

Все герои Апдайка в очень большой степени "телесны". Тела выписаны автором любовно, тщательно, в деталях, с большим интересом.

При этом он не делает различия и с одинаковым любопытством и почти благоговейным восхищением описывает кожную болезнь, секс, состояние опьянения, процесс съедания яблочного пирога и воспоминания детства о том, как одного из героев стошнило прямо на ковер. Во всем этом - один и тот же пульс жизни.

В этой связи некоторым особо духовным существам Апдайка читать противопоказано. В сети - огромное количество сердитых отзывов и рецензий, написанных такими шокированными читателями.

Ну да ладно. По-настоящему удительно то, как Апдайк описывает тело.Collapse )
лицо

Виктор Цой и темы третьей фундаментальной мотивации

В последнее время много думаю о самоуважении, самоценности и других подобных вещах. И на этот раз - не в контексте "борьбы с чувством собственной значительности", а как бы даже наоборот.

Психологическая  и психотерапевтическая сторона этой темы меня раньше мало интересовала, а тут как-то стало важно разобраться. Благо, как раз весь день сегодня примерно про это с коллегами-однокурсниками  разговаривали.

С точки зрения экзистенциального анализа, из четырех фундаментальных мотиваций это - третья. Она - про "возможность быть собой".

Темы третьей фундаментальной мотивации - границы и отграничивание; чувствование и нахождение "своего"; аутентичность; дистанция, умение любить и переживать близость, сохраняя некоторое расстояние; потребность "быть увиденым", воспринятым всерьез; потребность в справедливости; раны от нарушенных границ и неуважения; ревность и месть; горечь, диссоциация, гнев.

Чтобы третья мотивация была исполнена, желательно еще в детстве найти во внешнем мире три вещи:

  • уважительное внимание

  • справедливое отношение

  • признание ценности.

Если этого нет - возникает рана, которую нужно чем-то закрыть, и человек с усилием заставляет мир уважать себя либо мстит.

И вдруг мне пришло в голову, что в нашей культуре чуть  ли не самый яркий образец такого рода - это Цой. (Стихи Бродского - образец того же самого, но менее однозначный).
Collapse )
лицо

Апдайк. 9. Как сбежал Кролик.

Первый роман про Кролика (всего их, насколько я понимаю, четыре) начинается с бегства. Как бы немотивированного бегства.
Вот бывает же иногда, что человек просто ни с того, ни с сего срывается с места и убегает из ситуации, которая ему привычна и в которой у него куча обязательств и планов.

кролик
картинка отсюда


Вот Гарри "Кролик" Энгстром. Ему 25. Нашел работу, женился, родили сына, живут отдельно от родителей, жена беремена вторым ребенком.

А он взял и сбежал. Вышел из дома по делам и уехал из города, куда глаза глядят, никого не предупредив.

Как так вышло?

Да вот как.
Он пришел домой с работы с приподнятом настроении. Даже решил бросить курить и выбросил сигареты по дороге.

Поговорил с Дженис, женой. Увидел, что она, несмотря на беременость, снова довольно много выпила и продолжает наливать. Посмотрел на то, какой она стала неуклюжей и некрасивой. Понял, что в свое время она его интересовала, в основном, из-за физической привлекательности, но теперь куда-то это всё делось.

Попытался сказать ей пару комплиментов, чтобы "разрядить обстановку" - не помогло.

Посмотрели телевизор. Жена рассказала, как прошел день - она со своей мамой ходила по магазинам. Мама купила шарфик, а она сама - купальник. А еще мама сказала, что Дженис выглядит утомленной.

- Купальник? В марте?
- Да, мне показалось, что так быстрее наступит лето...


Гарри смотрит по сторонам и в сотый раз думает, что дома у них неуютно. Его раздражает пыль под батареей, и он - единственный человек в семье, который пытается соблюдать порядок.

Поругались с женой. Помирились. Она пошла готовить ужин. А ему теперь нужно дойти и до дома тестя и тёщи, и до дома своих родителей - потому что сын остался на вечер у родителей Гарри, а машину жена припарковала у дома своих родителей.

В общем, это дело примерно на полчаса - дойти до одного дома, поздороваться, сесть в машину, доехать до другого, забрать ребенка, вернуться. Городок маленький, всё близко.

Гарри уходит как ни в чем не бывало, вежливо попрощавшись, и не возвращается.
Он что, задумал побег?
Нет. Он и сам не знал, что сбежит.

Collapse )Апдайк всё-таки прекрасен.

Нет в сознании Кролика никаких планов. У него даже документов с собой нет. Он просто сел и поехал. Временное решение.

Такие временные решения ложатся в фундамент жизни гораздо прочнее и надежнее, чем разные блестяще продуманные многоходовки.
лицо

Апдайк. 6. "Кролик, беги": В детство уже не пустят.

Роман Апдайка "Кролик, беги" начинается с красивой сцены. Главный герой про прозвищу Кролик возвращается домой пешком (а не на машине, как обычно). Сейчас ему 25, он женат, у него есть маленький сын, и работает он торговым агентом. Ходит на работу в костюме.

А когда-то он был отличным баскетболистом, рекордсменом местной лиги.

И вот он идет по улице и видит стайку мальчишек, которые ради удовольствия играют в баскетбол.

Что происходит дальше?
А дальше - напоминание о том,  что в детство уже не пустят, даже если чувствуешь себя очень молодым.

detstvo

[То, что я взрослый - это ерунда... ]
" - Можно, я с вами поиграю?

Вместо ответа мальчишки обмениваются недоуменными взглядами. Кролик снимает пиджак, аккуратно его складывает и кладет на чистую крышку мусорного ящика. Позади снова начинают метаться саржевые комбинезоны.

Ринувшись в самую гущу, он выхватывает мяч из чьих-то слабых рук. Знакомое ощущение тугой поверхности возрождает в теле прежнюю упругость. Ему кажется, будто он сквозь далекие годы возвратился назад. Руки, как крылья, сами собою взмывают ввысь, и резиновый шар от макушки его головы несется к корзине. Недолет. Прицел казался ему настолько точным, что, увидев падающий мяч, он изумленно щурится, и на секунду у него мелькает мысль: уж не пролетел ли мяч сквозь обод, не задев сетки?

- Эй, за какую команду я играю?
Краткая безмолвная суматоха, и к нему командируют двух мальчишек. Трое против четверых. Хотя Кролик с самого начала занял невыгодное положение в десяти футах от корзины, это все равно несправедливо. Никто не пытается вести счет. Угрюмое молчание его раздражает. Ребята перебрасываются односложными замечаниями, но ему никто не смеет сказать ни слова. В разгаре игры он чувствует, как они толкутся у него под ногами, горячатся, злятся, пытаются подставить ему ножку, однако все еще держат язык за зубами.

Он не нуждается в таком уважении, он хочет сказать им: то, что я взрослый, - это ерунда, это никакой роли не играет. Минут через десять один его партнер переходит на сторону противника, и теперь Кролик Энгстром со вторым мальчуганом остаются вдвоем против пятерых.

Этот мальчик, еще маленький, но уже застенчивый, неуверенный в себе, однако легкий на ногу, - самый лучший изо всей шестерки; вязаная шапочка с зеленым помпоном, натянутая по самые брови, придает ему идиотский вид. Он - прирожденный талант, самородок. Стоит только посмотреть, как он двигается - не ступает, а как бы парит над землей. Если ему повезет, он со временем станет классным спортсменом, чемпионом школы.

Кролику это знакомо. Постепенно поднимаешься со ступеньки на ступеньку на самый верх, все кричат "ура", пот слепит тебе глаза, волна шума и крика возносит тебя ввысь, а потом ты выходишь из игры - вначале ты еще не забыт, но все равно ты вышел из игры, и тебе хорошо, прохладно и привольно.

Ты вышел из игры, ты как бы растворился и, поднимаясь все выше и выше, становишься для этих ребят просто какой-то частью мира взрослых, частью неба, что всегда висит у них над головами в городе. Они его не забыли, хуже - они о нем просто никогда не слыхали.

Между тем в свое время Кролик был знаменитостью округа, в предпоследнем классе средней школы он поставил рекорд по забитым мячам в состязаниях лиги "Б", в выпускном классе сам же его перекрыл, и этот последний рекорд был перекрыт лишь через четыре года, то есть четыре года назад.


Он забрасывает мяч в сетку одной рукой, двумя руками, одной рукой снизу, стоя на месте, с поворота, в прыжке, двумя руками от груди. Мяч мягко и плавно летит вперед. Он счастлив, что в его руках все еще живет уверенность. Он чувствует, что стряхнул с себя долгое уныние. Однако тело стало грузным, и у него начинается одышка. Он запыхался, и это его бесит.

Когда пятерка начинает стонать и медлить, а какой-то парнишка, нечаянно сбитый им с ног, встает и с измазанной физиономией ковыляет прочь, Кролик охотно сдается.

- Ладно. Старик пошел. Трижды ура, - говорит он и, обращаясь к своему партнеру с помпоном, добавляет: - Ну, пока, ас.

Он преисполнен благодарности к этому мальчишке, который с бескорыстным восхищением не сводил с него глаз еще долгое время после того, как остальные угрюмо надулись".


Этот парень хочет быть хорошим. Он практически не пьёт, вот даже курить бросает. жена его раздражает, но он молчит и старается не ругаться. Мама раздражает - старается терпеть и уважает. Тёща раздражает - старается на глаза не показываться.

Хороший парень, хороший.
Но - не настолько хороший, чтобы его охотно приняли в свою игру мальчишки лет одиннадцати.

А через пару часов после этой уличной игры он вдруг сядет за руль и поедет куда глаза глядят, не попрощавшись ни с беременной женой, ни с сыном, ни с родителями, ни с коллегами на работе.

Просто - сел, поехал и вдруг понял, что уезжает из города. Убегает, не зная сам, что и зачем он делает.

Если подростки перестали признавать нас "своими", это не значит, что мы и правда повзрослели. Как однажды написала Линор Горалик: "Ужас не в том, что мы взрослые. а в том, что взрослые - это мы".
лицо

Гагарин, стихотворение про паука и мост над пропастью

Через 20 минут начнется 12 апреля - день, который в детстве казался мне главным праздником. Я очень хотела быть космонавтом, очень любила Гагарина и вообще относилась к космосу серьезно :))

Этот период жизни - где-то с пяти до одиннадцати лет - я хотела быть космонавтом почти всегда, лишь ненадолго отвлекаясь на то, чтобы хотеть стать врачом или путешественником (как Арагорн, "король-следопыт").

У меня были свои веские причины, почему мне нужно в космос - но это к делу не относится.

Сейчас я хочу написать вроде бы совсем о другом, а на самом деле - о том же самом.
Когда я еще, кажется, не ходила в школу, в каком-то детском журнале мне попалось стихотворение с иллюстрацией. На картинке был смешной синий паучок с испуганными глазами. А рядом с картинкой - текст, который мне показался тогда потрясающе прекрасным. Как будто это стихотворение "объясняло всё в мире".

Collapse )

Это я к чему.

Юрий Гагарин - он для меня как бы был не совсем человеком. Он был ницшевским мостом к "Сверхчеловеку", по которому я хотела пройти.

Наверное, за то я его и люблю до сих пор.

Gagarin_Uyrij

С Праздником!
С Днем шага в неизвестное :)